Москва, м.Кузьминки vzor40@yandex.ru
Психолог, парапсихолог, консультант по общественно-политическим вопросам, семейной и личной жизни. Избранный посредник. Писатель, поэт.
Славина Ирина
Славина Ирина Георгиевна
Все, что я пишу здесь – абсолютная правда. Даже в тех случаях, если она выглядит неправдоподобно, она все — равно остается правдой

БЕСЕДА ПЕРВАЯ. О духовности. Аз есмь? (2019г.)

Я  — Вопрос.  Сейчас «духовность» почти всегда ассоциируется с какой-либо религией. Многие считают, что духовно развитым может быть только верующий и молящийся  человек. И только в свете своего обращения в конкретную религию. Т.е. атеист или последователь другой веры по-настоящему духовным человеком быть не может. Сам понимаешь – это не мои фантазии. Я такое слышала даже с экрана телевизора. Что ты думаешь по этому вопросу?

С.Р. —  Это в корне неверно. Понятие «духовность» идет от души, одушевленности, душевности. Большая ошибка думать, что духовность возрастает при погружении только в самого себя или в молитвы.  Религия – это осознанный или национально-традиционный выбор человека, а «душевность», она же «духовность»  — это проявление его внутреннего мира, отклик на работу его души. И главные показатели того, что душа действительно живет и трудится – это сочувствие, сердечность, сострадание, самопожертвование, стремление помочь, защитить, поделиться теплом и любовью. Т.е. отношение человека к человеку независимо от религиозной принадлежности. Атеист, отправляющий деньги на лечение больного ребенка, ближе к Богу, чем религиозный фанатик, крушащий храм чужой ему веры.

Высшее проявление душевного или духовного подъема – это одухотворенность, когда душа человека  поднимается на высший уровень своего земного развития, но таких людей крайне мало. Отречение от себя, как вы сами видите, не по силам даже тем, кто по своему положению обязан  это сделать.

Как окончательный вывод – развитие души, ее подъем идет от человека к Богу, а не наоборот, причем главной движущей силой остается сам человек. Истинно духовный человек не тот, кто рассуждает о высоких материях, высших благах и лучшей жизни, а тот, кто старается реально претворить все это в жизнь.  Иная попытка стоит целого царства.

Я — Прекрасные мысли, прекрасные слова! А теперь мой вопрос – может ли духовность быть навязанной «огнем и мечом»? Будет ли она в таком случае истинной духовностью, а не  притворной покорностью или страхом перед наказанием? Ты понял, к чему я веду. Ты сам сказал, что развитие души идет «от человека к Богу», но настоящая любовь бывает только добровольной, идущей от сердца. Я ошибаюсь? Может ли  насилие над волей, душой или телом  человека указать ему светлую дорогу к новой вере? И будет ли такая вера светлой?

С.Р. – Как я понимаю, ты спрашиваешь о крещении Руси при князе Владимире и хочешь знать, насколько те методы соответствовали  рождению новой духовности. Вообще-то мы уже говорили на эту тему раньше, хотя  только с позиций исторических. Да, я считаю, что те, во многом слишком жестокие, методы крещения Руси были единственно правильными и необходимыми  для быстрого достижения цели. Знаю, у тебя другое мнение на этот счет, но ты исходишь с позиций современного  понимания отношений людей между собой и властью.

Да, народ, безусловно, крестили насильно. Более того, тех, кто отказывался принимать крещение и заходить в воду, убивали тут же, на месте. Вода была красной от крови – первых христиан крестили в крови язычников! Ужасно, да? А как иначе? Философию христианства невозможно объяснить быстро и понятно, а уж  тем, кто веками понимал только силу, и подавно.

Любая  ломка  привычной культуры происходит «большой кровью», по-другому невозможно. Приходится сначала «вдалбливать», а уж потом разъяснять! Просто подумай, как объяснить темному, но очень   воинственному человеку, что беззащитный распятый еврей, когда-то живший в  далекой и абсолютно чужой стране, есть Сын Божий и Спаситель человечества? И сейчас это многим не понятно. И даже понимать не хотят!

Духовность в тот период времени уже была — на уровне миссионеров и  мучеников, погибших за Христову веру. На их благородном примере христианская духовность быстро распространилась по миру. Разве этого мало?

Я — То есть, Макиавелли прав – цель оправдывает средства? И ты, святой защитник Земли Русской, считаешь, что можно и нужно было ломать свое, исконное мировоззрение и, хорошенько не подумав, с головой бросаться в византийский «омут»? Тогда Ельцин просто герой – развалить свою родную страну, отдать половину российских земель, да еще и гордиться этим! Черт с ним, с Ельциным, но что мы получили от такого «междусобойчика» с Византией? Ее, кстати, уже давно и на карте нет, а мы из-за такого «добровольного выбора» всю жизнь стоим «враскоряку». Мы чужие для всех – и для Европы, и для Азии, и для Дальнего Востока, а наши «единоверцы» постоянно грызутся между собой, делят «кормления» и тоже нас не любят. Православного братства не получилось.

С.Р. – Тогда никто и предположить не мог подобного исхода. Православный Христос  сплачивал народы,  давал  надежду на защиту  и процветание, помогал во всех войнах. Что бы ты ни говорила, какие бы доводы не приводила, я никогда не соглашусь, что наш христианский православный выбор был ошибочным. И, в отличие от Ельцина с его прихлебателями, православные правители собирали российские земли, а не разбазаривали их! Мы создали Россию под Христовым знаменем, а вы сейчас только пытаетесь вернуть хотя бы часть утраченного.

Я – Ты начинаешь сердиться. Это плохо. Давай успокоимся. Я же предупреждала, что мои вопросы будут неудобными, так что на легкий разговор не рассчитывай. Ты обещал!

Кстати, о крещении. А почему было выбрано именно христианство? Почему не ислам или иудаизм? Вряд ли причина могла быть настолько примитивной, как запрет на виноградные вина, которых тогда на Руси почти и не было? Или причина в обрезании?

С.Р. – Конечно, причина не в этом. Причин много. Скажу лишь о некоторых. Принятие ислама на Руси было в принципе невозможным – это привело бы к полному исчезновению русской  культуры, языка и даже имени. Более того, Русь сразу перешла бы в подчинение более сильному Востоку и перестала быть Русью. Да и общение с Европой  для Руси  тогда было более желательным и доступным.

Иудаизм – вообще исключался. И вовсе не потому, что «евреи предали Христа», а потому, что иудаизм создавался евреями  для евреев. Эта религия имела одну единственную цель – сохранение и сплочение «избранного народа». Руси здесь места не было ни тогда, ни сейчас. Оставалось христианство. Почему – расскажу позже, сейчас разговор о другом.

Я. — Вернусь к вопросу о духовности. Я не люблю ходить в наши крупные храмы – они раздражают меня своим излишним, навязчиво- показушным богатством. Чрезмерное золотое убранство некоторых столичных, и не только, церквей, безумно дорогие одежды священников, а я знаю, сколько стоит золотое шитье, не восхищают —  возмущают своей крикливой нарочитостью, даже каким-то высокомерием к подавляющему числу совсем небогатых людей, приходящих к Богу за помощью и часто несущих последние гроши для «пожертвования»…КОМУ??? Богу золота не нужно. Может быть, ты видишь  и тут «духовность»? Я —  нет.

Я знаю, что церковь очень серьезно помогает и беженцам, и населению наших регионов, пострадавших от стихийных бедствий и просто нуждающимся людям.  Так же собирает средства, продукты, одежду, школьные принадлежности для воюющего Донбасса. Вот она, настоящая духовность – честь им и хвала! Но все-таки…Надо быть скромнее и всегда помнить, что золото застит глаза только в первые минуты, а потом все равно видишь правду, которая вызывает массу вопросов! И обязательно придет время давать ответы на такие «неудобные» вопросы. Даже великая благотворительность не «прикроет» дорогие машины и часы, увы! Ты как думаешь?

С.Р. – Полностью с тобою согласен! Служитель Господа не должен жить в роскоши, не должен даже касаться ее с вожделением и никогда не забывать, что человек, отдающий церкви свой  последний грош, несравненно  выше и чище духом, чем тот, кто откупается миллионами!

Я —  Совсем недавно я разговаривала с одним высокопоставленным «батюшкой». Имя называть не буду – это прекрасный человек, образованный, умный, с отличным чувством юмора, что для меня очень важно. И что? Пока шел абстрактный разговор на разные темы, это был абсолютно адекватный человек. Но стоило разговору перейти на религиозную тему, как «батюшка» преобразился – он разом отупел! Куда что девалось – испуганные глаза, заезженные фразы и ничего, ни слова  от себя! Человек превратился в агрессивную куклу-начетчика! Почему? Такое я уже встречала и  у других служителей церкви. Чего они боятся?

С.Р. – Здесь нет ничего особенного и ничего по-человечески постыдного. Такое случается сплошь и рядом во все времена и на всех уровнях. И в мое время было то же самое. Человек, достигший определенных высот, боится их потерять, ибо достались  они ему большим трудом и даже разного рода  лишениями  и, не удивляйся, унижениями. Очень трудно занять и удержать значимое место, если целый легион и других желающих. Приходится и потолкаться. Я рассказывал тебе, как тяжело мне было нести мою службу игуменом и как мне в этом мешали. Если твой собеседник тебя плохо знал, то вполне мог ожидать от тебя какого-то  подвоха или даже доноса. Почему нет? В ваше время доносов намного больше, чем в мое. У нас борьба шла за влияние на князя и паству, а у вас за личное благополучие и карьерный рост.

Я. – Карьерный рост, говоришь… Ладно. Расскажу тебе еще один случай, свидетелем которого я была в твоей Троице-Сергиевой Лавре. К имени  твоему это никакого отношения не имеет, но место, вроде, считается святым? Я давно описала этот случай в форме рассказа,  для удобства изложения и понимания, но на общее чтение не выставляла. Но теперь, в свете наших Бесед, мне интересно будет узнать твое мнение.

« Сергиев Посад. Лавра.  Я не люблю Лавру. Во-первых, несмотря на мощи, самого духа  св.Сергия Радонежского там нет. Он предпочитает соседний Радонеж. А во-вторых, Лавра стала какой-то слишком демонстративно-туристической и даже торговой «площадкой», что слабо вяжется с ее религиозным предназначением. Но это мое мнение – я его никому не навязываю.

Только что закончилась служба, и народ разбредался по всей территории. Из церквей стали выходить священники. Один из них как раз торопливо шел впереди нас. К нему подошла женщина с высоким и очень худым подростком. Поскольку разговор происходил прямо перед нами, я слышала каждое слово. Женщина говорила, что ее сыну предстоит тяжелая операция, и она просит у батюшки благословения. «Батюшка» крутился, как уж на сковородке, отговаривался усталостью, неудачным местом для разговора, но женщина в отчаянии продолжала умолять его. Было видно, что она панически боится за жизнь сына. Но «пастырь» как-то лихо вывернулся и почти бегом рванул в сторону. И я ясно услышала, как он пробормотал себе под нос: «Да пошла ты!» и указал направление… Счастье, что бедная женщина этого не слышала. Она стояла и повторяла одно и то же : «Ну как же так? Как же так?». Это было ужасно. Я, как могла, утешила ее и рассказала, как именно пройдет операция и как удачно она закончится.

Я даже не знаю, кто больше был  унижен таким поведением священника, она или я, но было просто физическое ощущение оплеванности…

Конечно, можно написать еще много правдивых историй на эту тему, но цель-то в другом. Очень хочется несбыточного – чтобы те люди, которые взяли себе право на чужие сердца и души, сами были чисты. Хотя бы иногда. Хотя бы для виду.»

Вот такая история… Не надо было мне этого писать, да? Или ложка дегтя не испортит бочку меда, так? Ваша «честь мундира» меня абсолютно не волнует – о ней вы должны заботиться сами, как и о собственной духовности! Крест и ряса могут быть только атрибутами имиджа, как в моем рассказе. И не более того. Что скажешь?

 С.Р. – Где ты только выискиваешь такую мерзость? Специально, что ли? Почему не пишешь о тех, кто отдает всего себя полностью служению Господу и народу, кто ради этого служения отказался от личной жизни и даже от жизни вообще? А ведь таких, совсем еще молодых людей, очень много – говори о них, привлекай к ним внимание читателей!

Я – Это Я выискиваю «мерзость»? Я??? Да она, эта мерзость, сама в глаза так и лезет!  Я верю или, скорее, хочу верить, что подавляющее число священнослужителей искренне принимает Христианскую философию и достойно  несет ее людям, что они веруют в Бога как Создателя всего сущего, но ГДЕ они, эти настоящие??? Их не видно и не слышно. И о них, о их духовных  и  ратных подвигах  и узнать-то негде! Я хочу их знать поименно, я хочу ими гордиться!!!

Но что  мне приходится видеть? В Ростове Великом в монастыре из ржавых труб течет вонючая, ржавая вода, которую пить просто опасно для здоровья, а они выдают эту отраву за «святой источник». Я тогда возмутилась этим фактом, но облезлый        молодой человек в рясе посмотрел на меня, как на пустое место и ушел. Конечно, эта вода святостью и не пахнет, но, может, хотя бы трубы почистили бы, для собственной безопасности?! И таких примеров «служения» тысячи. Я понимаю – и на солнце есть пятна, но если солнечным лучам через эти пятна уже ТРУДНО  и пробиться, то как это называется? С позиций духовности?

С.Р. – А в чем проблема? Почему ты возмущаешься, когда прекрасно знаешь, что можешь сама  изменить эту действительно неприятную ситуацию, очистить помыслы и дела многих людей? С моей помощью, конечно. Ты же уже делала нечто подобно и весьма успешно. Я готов. А ты?

Я –  Не хочу! Я не пастырь и не мне «водить стада». Да и такое «вторжение» в души и мысли людей опять будет насилием, как «добровольное» крещение Руси. Меня не прельщает «слава» Добрыни и Путяты. Да и тебе негоже быть вторым Владимиром Красно Солнышко – ты выше его, ты свою веру никогда не предавал!

С.Р. – Но ведь чисто не там, где метут, а там, где не мусорят. Поэтому кое-что мы с тобой все-таки делать будем! А сейчас давай закончим этот разговор. Позиции у нас с тобой все равно разные, поэтому очень важно вовремя остановиться. Спасибо. Мне было интересно.»

 ….. ///// …..

 Это была первая из записанных мною Бесед с Духом св. Сергия.  К «общему знаменателю» мы так и не пришли – слишком мы разные и слишком разные эпохи нас вырастили и воспитали. Возможно, в следующих Беседах нам удастся сблизить наши взгляды – мне вовсе не хочется заканчивать каждое наше общение  на «высокой ноте». Для меня важно не убедить Его в своей правоте, что в принципе невозможно, а понять, чего ОНИ, Высшие Силы, ждут от нас, своих потомков, какими Они хотят нас видеть и признавать.

Продолжение следует…

>