г. Москва, метро "Кузьминки"
прием по будням с 10 до 19 часов

Парапсихолог, избранный посредник, ясновидящая, практический психолог.
Славина Ирина
Славина Ирина Георгиевна
Все, что я делаю, я делаю с разрешения и с помощью Вашего Ангела-хранителя. Все, что я Вам говорю, я говорю со слов Вашего Ангела-хранителя.

Крещение Руси. Как это было в действительности.

Со слов Духа Сергия Радонежского записано в марте 2018г.

С.Р. — Я долго колебался, нужно ли вам знать эту правду, полностью меняющую ваше привычное еще со школьной скамьи представление о Древней Руси, о ее крещении, о событиях, которые изменили  церковь, государство и власть на многие века. И привели в конечном итоге к 1917году. Решил, что в данном случае тяжелое знание лучше губительного неведения – оно объяснит  многое из вашей современной жизни. Ибо изначальная неправда ведет к сомнениям на века, которые разъедают душу и подрывают веру.

Я хочу рассказать о том, чего вы не знаете  и не можете знать – о возникновении и распространении христианства на Руси.

Начну с главного. Княгиня Ольга не принимала христианство  византийского толка добровольно – ее заставили креститься насильно, под угрозой плена и смерти. Более того, княгиня даже и в мыслях не держала принимать византийскую версию, т.к. Киев и другие княжества Древней Руси постоянно находились в состоянии войны с Византией. Ольга после смерти мужа стала править сама, чем очень мешала  планам византийских правителей. Ее неоднократно пытались отравить. Спасало то, что она пила только родниковую воду и парное молоко. Какое могло быть у нее отношение  к Византии, ясно без лишних слов.

Псковская Русь (мне так удобнее называть Псковское княжество), откуда родом великая княгиня Ольга, была очень боготерпимым государством и оскорбление любых, своих или чужих богов, считалось преступлением. Северные племена постоянно нанимались на службу к  псковским князьям и отважно воевали спина к спине с псковскими воинами. Это вызывало уважение и к их вере, как языческой, так и христианской. Даже принимая христианство, северные народы еще долгое время не отказывались от поклонения своим национальным богам. Думаю, что не отказались и сейчас.

Именно такое отношение к религии и впитала с младых лет и будущая княгиня Ольга – уважать всех богов, но  опираться на своих родных, не предавать своих, но и не оскорблять чужих. И не пускать в свой дом и в сердце чужих богов, ибо не они привели ее в жизнь и не они благословили ее первый вздох и крик. Только при такой терпимости можно было  в те времена жить, доверять клятвам и не бояться предательства!  Княгиня помнила это всю жизнь, что и сделало ее великой правительницей!

Кстати, я низко кланяюсь автору памятника княгине Ольге, что стоит во Пскове (не святой, а именно княгине!). Когда я впервые узрел этот памятник, мне показалось, что  предо мной стоит сама живая княгиня! Она была именно такой и лицом, и осанкой, и твердостью во взгляде. Это на века!

В Киевском княжестве ромеи  вели себя более напористо, чем в других местах. И многое  им тогда уже удалось. Непреклонной оставалась княгиня–псковитянка  и ее ближники. А Русь с ее воинами и богатствами  была очень  нужна слабеющей Византии. Многие, ох, многие из киевской знати уже тайно предали и княгиню, и  веру своих предков, и интересы своей земли. Но Византия прощала им любое предательство, кроме предательства своих, византийских, интересов.

И княгиню заманили в ловушку. Приплыв с великим посольством в Царьград, она со всей своей свитой оказалась запертой в бухте. Со всех сторон княжеское посольство окружили военные корабли, а выход из бухты был перекрыт мощной цепью. Никто, даже сама Ольга, не мог спуститься на берег – везде стояли готовые стрелять лучники.

Вскоре на кораблях закончились привезенные продукты, начались болезни и паника. На все просьбы посольства был один ответ «ждите». И вот, наконец, император Константин Багрянородный соизволил назначить  княгине аудиенцию. Во дворце ее принимали достойно, без унижения. Ей были предоставлены царские покои. Вот только ни одной минуты теперь она не могла оставаться без присмотра – каждый ее шаг, каждое слово, каждая встреча проходили под неусыпным контролем императорских  вельмож и слуг.

А дальше началось самое страшное. Сначала очень доброжелательно и мирно княгине предложили принять личное крещение, а затем привести и всю Русь к христианской вере. Княгиня сразу отказалась, объяснив, что родную  веру  невозможно  так  просто выбросить из сердца, а новую, чужую, вложить – вера веками пестуется и предками хранится. Да и сын Святослав ее осудит за измену древним славянским богам. А про народ и говорить нечего – он верен своим богам — защитникам. Боги испокон веков народ оберегают и их предать, значит, и  народ предать! Император выслушал возражения Ольги с улыбкой.

А уже на следующий день за нее взялись священники и сам патриарх. С утра до ночи, с ночи до утра ей, оставшейся в полном одиночестве без своих приближенных и слуг, читали Ветхий завет и Евангелие, ее пугали Страшным судом и смертными муками в аду, ей угрожали смертью единственного сына и вечными пытками душ всех ее потомков.  Ей пророчили гибель в гиенне огненной всего  ее народа и страшное проклятие на само место, где находится Киев. Еда снова стала скудной. Ольга часто теряла сознание от голода. Ей не давали спать и говорили, говорили, говорили. Она стала видеть какие-то страшные фигуры и слышать голоса. Она устала. Она сдалась.

На следующий день был проведен обряд крещения. Крестил ее  патриарх, а крестным отцом выступил сам император. Ольга, ставшая Еленой, соглашалась на все условия, лишь бы только поскорее покинуть этот кошмар, называемый Царьградом. Русские корабли провожали с уважением и даже с дарами… Главными «дарами» были проповедники и книги, которые они везли на Русь.

В Киеве встречать княгиню вышел  весь город. Когда же она сошла с корабля, в народе раздались рыдания – уплывала в Царьград полная сил, моложавая и гордая государыня, а вернулась изможденная старуха с потухшими глазами….Но все-таки теперь она была на своей земле. Вскоре великая княгиня Ольга выгнала со своей земли всех византийских проповедников! Так она «переклюкала» императора и патриарха.

Когда Святослав узнал о притеснениях, которым подвергли его мать, он поклялся уничтожить Царьград, но жизнь его сложилась иначе. А княгиня Ольга очень переменилась после возвращения – стала молчаливой, замкнутой, много плакала, кричала во сне. И стала всего бояться. Когда Святослав уходил в очередной поход, она закрывалась в светлице и истово молилась всем известным ей богам. Всем…и Христу тоже.

Итог. Княгиня Ольга хоть и приняла крещение в Царьграде, все-таки не торопилась вводить его по всему Киеву. Она не крестила ни сына, ни внуков, не настаивала на крещении ближних бояр и воевод. Она просто устранилась от выполнения данных под пытками обязательств, ибо  иначе обращение с ней  назвать нельзя.

Владимир, сын Святослава Великого. Язычник по крови, воспитанию, убеждениям и поступкам. Главный вопрос – почему он, сам так и не принявший душой христианство, такими  ЗВЕРСКИМИ методами  «крестил Русь»? Да-да, Владимир Красно Солнышко до последнего вздоха оставался приверженцем  родных славянских богов. Может быть, он, как и его мать, считал, что вера не платье, которое можно снять и выбросить, поменяв на новое, но чужое? Может, потому и «зверствовал», что исполнял чужую волю? Понимал, что творит зло и от этого ярился еще больше, вымещая собственную  беспомощность на своем народе?

Когда был повержен и сброшен в реку главный идол Перуна, окружение Владимира  подобострастно захихикало вслед уплывающему изваянию. Тогда кто-то из дружины сказал: « Повержен всего лишь идол, но Бог-то  остался. И он еще вернется за своими жертвами…» Владимир помнил эти слова всю жизнь. Может, отсюда и его непомерная жестокость, его беспробудное пьянство и явно не христианский разврат — от страха грядущего возмездия??? Он «крестил Русь», но деяниями своими как бы отвергал это крещение! Иногда мне кажется, что он мстил сам себе… за предательство. Больше всего князь Владимир боялся, что потомки проклянут его…

Поэтому притча о приходе к Владимиру трех представителей разных религий с просьбой выбрать веру для Руси – не более, чем попытка  поздних биографов  оправдать его сомнения и  жестокость. Не было у князя никакого выбора, не было!!! Все было уже решено.

Конечно, Русь обязательно пришла бы к христианству — иного пути у нас просто не было. Но она пришла бы сама, по доброй воле, без кровавого насилия  и с открытой душой. Вряд ли это было бы восточное христианство. А так, после крещения «огнем и мечом», после многовекового народного сопротивления и чужих безжалостных «пастырей», в родовой памяти русского народа навсегда остался гнетущий  страх наказания, который и давил его все последующие века.

Правда имеет одно удивительное свойство – сначала очень хочется ее найти, а узнав, очень хочется поскорее забыть…чтобы снова начать ее искать.

Про свое время я расскажу отдельно. Расскажу и о моей теперешней жизни в Высшем мире. И многое другое, о чем вы можете узнать только от меня, ибо никто из Высших Духов, которых вы называете  «святыми», никогда не опускался до пространных бесед с живым человеком. Но ты   тоже ДУХ, хотя и во плоти.

Сейчас я хочу еще раз обратиться к истории становления византийского христианства на Руси. Я не называю его «православием» — это было бы не совсем правильно.

Расскажу еще об одном человеке, которого, слава Богу, вы еще не додумались канонизировать и который оставил катастрофический след в русской истории и своими действиями на долгие годы  превратил  самый  яркий, сильный  и свободный  народ в безликих и безропотных рабов. И опять проклятая Византия!

Что собой представляло русское православие ко временам Ивана Третьего… Русь душой  так  и не приняла  христианство в полной мере. Более того, она научилась его обходить. Я не обвиняю народ в том, что для укрепления веры ему было не достаточно запутанных и невнятных чужих Писаний, в которых нередко путались и сами проповедники. Священнослужители, часто сами  не понимающие библейские и прочие тексты, предпочитали просто запугивать людей «карами небесными». И наказаниями земными, что было куда страшнее.

Поэтому русский народ очень умело совместил своих родных и понятных богов с чужеземными и непонятными святыми. И стал молиться одним, в душе подразумевая других. В периоды  частых войн, внутренних неурядиц и неурожая такие молитвы с «двойной защитой» очень помогали поднятию боевого духа и укреплению русского самосознания во все эпохи. Так происходит  до сих пор.

Из всех русских правителей Иван  Третий вызывает у меня наибольшее уважение. Это был по-настоящему ВЕЛИКИЙ  государь! Особенно, если учитывать эпоху, в которой он правил.

После смерти жены, единственной женщины, которую Иван действительно любил, он первоначально сильно сдал. Стал болеть – головные боли и так преследовали его всю жизнь, а тут еще и почки стали отзываться сильными кровавыми схватками.  Но правителю  болеть некогда, и он продолжал воевать, судить, управлять и встречаться с иноземными послами. За свою державу он был спокоен – его сын Иван был готов в любой момент перехватить бразды правления. Он был умен, образован, на диво хорош собой. Прирожденный государь!

Я не собираюсь рассказывать о жизни Ивана Великого – я говорю о византийском христианстве на Руси.

Государь–вдовец всегда становился объектом многочисленных иноземных интересов. К Ивану зачастили послы европейских и восточных государств с разными заманчивыми предложениями. Многие европейские короли и князья  уже тогда понимали будущее влияние и значение Московии, но их ошибка была в том, что они хотели поставить Великое Московское княжество в вассальное положение, под себя. Спесь-матушка как всегда сыграла против Европы.

А полумертвая, но хитроумная Византия предложила то, чего Московскому государю действительно было необходимо – правопреемственность и царскую корону. Женившись на царевне из императорской династии, Иван приобретал законное  право на царский титул. Правда, ко всем этим благам прилагалась еще и жена – иноземка, чужая всему русскому народу, но тогда Ивана этот вопрос не волновал. Византийская царевна была политическим шагом, пропуском на новый уровень власти. И не более того.

Знал бы он, что принесет ему и всей России этот брак, крепко подумал бы о цене царской власти.

Вы считаете, что самой кровожадной женщиной в мировой истории была  Лукреция, дочь Папы Римского  Александра VI? Или королева Франции Екатерина Медичи?  Так вот, скажу вам иное –  они обе со всеми своими отравлениями и в подметки не годятся Софье Палеолог! Ее жертвы исчисляются сотнями! А вы как-то ухитрились этого не заметить.

Зоэ — Софья приехала в Москву с огромной свитой и огромными амбициями. И сразу попыталась устанавливать свои, т.е. византийские, порядки, но явно переоценила свою значимость – ей быстро указали место, подобающее жене государя. Она затихла, но не успокоилась. Она училась интриговать византийскими способами, но на московской земле. Очень быстро она опутала своими интригами всю верхушку великокняжеской власти и высшего духовенства.

Софья была умной женщиной и искусной интриганкой, она прекрасно понимала, что пока у нее нет своего сына — наследника, ей нужно молчать и стараться быть полезной сильному государю-мужу, стать ему просто   необходимой, что она и сделала. Она, наконец, осознала, что ее роль в Московском государстве всегда будет только вторичной, но важно, чтобы после смерти Ивана на престол взошел ее родной сын  – тогда она сможет править вместе с ним. Или вместо него. А значит, остальных наследников и тех, кто их поддерживает,  быть не должно.

Я не буду перечислять всех верных Ивану людей, в том числе и самых близких и дорогих ему, кого она оклеветала, кого отравила сама и  кому подсылала убийц. Люди, которых приглашали к князю, заранее исповедовались и прощались с родными. Многие не верили, что вернутся  домой живыми. Так было  до самой ее смерти. Я не буду сейчас рассказывать, как Софья приближала смерть самого Ивана Великого, как убивала его семью – я расскажу о том, как Софья Палеолог убила русское православие.

Знайте, что с первым криком новорожденного младенца Василия Палеолога русское православное христианство закончило свое существование, а началось византийское, принесшее деспотию, рабство, попрание любой свободы, кроме свободы верховной и церковной власти. Оно принесло также долгую общую безграмотность и узаконенное унижение народа, запрет на науки и светское искусство, запрет на любую общественную инициативу и мысль. Византия, закончившись как Восточная Римская империя, забаррикадировалась от всего мира в рамках русских земель. Чтобы сохранить себя и остаться неизменной. И она себя еще покажет, ибо дух предательства, кровавых интриг и жажда власти в ней неистребимы!

Почему я, Дух православного святого, говорю об этом с такой жестокой прямотой? Да потому что, только зная правду, можно принять ее последствия  и, не ужасаясь им, не рыдая об упущенном и ушедшем, не круша  все вокруг,  постараться на «холодную голову» посмотреть в будущее.  И осознать его как высшее счастье, дарованное Господом, а не как вечное блуждание во мраке прошедших столетий в бесконечных поисках истины, которой там нет!

Вы сейчас все чаще говорите, что у русского народа украли его настоящую историю и взамен истинного положения вещей заставляют верить, что до принятия христианства никакой единой и достойной истории  у язычников-славян не было, а была только звериная дикость и полное беззаконие.

После смерти Ивана Великого Софья Палеолог и служившее ей  высшее духовенство приказали собрать все хранившиеся в монастырях и княжеских палатах летописи, письма и грамоты, относившиеся к дохристианскому периоду. Их было много. Абсолютное большинство их было уничтожено или переправлено в Константинополь и Рим. Наиболее известные из них, которые нельзя было уничтожить, были переписаны. Так что вы в своих знаниях истории опираетесь в основном на случайно уцелевшие  летописи и светские записи. В мое время древние летописи не уничтожались, но тоже были глубоко запрятаны в монастырях от постороннего любопытства. Их никто не смел читать, даже священники.

Поэтому у вас и нет истинной славянской истории, и вы уже не сможете ее восстановить – не из чего! Вся дальнейшая русская история писалась и  неоднократно переписывалась только с согласия действующего  духовенства и высшей государственной власти, которая  и сама находилась под абсолютным влиянием церкви.

Почему я решил все это вам рассказать… Все понятия, законы, верования и обязательства имеют силу ТОЛЬКО в  реальной земной жизни. И будучи при жизни православным священнослужителем, я абсолютно и глубоко веровал  во все, что написано в Священном писании и никаких, даже малейших, сомнений в его праведности и истинности у меня не было. Я искренне  верил, что после жизни начинается жизнь другая, высшая, где блага даются Господом по земным заслугам перед Ним. Что грядет  Второе пришествие и Страшный Суд. И Апокалипсис — это не просто пророчество, а несомненное будущее погрязшего в грехах человечества.

Теперь я здесь. Все, что обещалось в прошлой человеческой жизни, здесь не имеет никакого значения – здесь действуют абсолютно другие, высшие и жесткие законы, не имеющие ничего общего с теми, которые мы ожидали тут увидеть и принять. Я расскажу о них обязательно – мне разрешено.

И только сейчас, с высоты своего теперешнего положения и прожив многие сотни лет в бесплотном состоянии, я осознаю всю меру своих и чужих ошибок, недопонимания, слепоты и гордыни, которые все эти века приводили к миллионам  жертв, отданным никчемным, как мне теперь ясно,  целям. Ибо дороже живой человеческой жизни нет НИЧЕГО! Вы это поймете. Постепенно, не сразу – сначала вы возмутитесь, вам не захочется принять и личную причастность к своим настоящим, прошлым и будущим бедам. Возможно, вы меня предадите анафеме, но это анафема будет вашей, но не моей! То, о чем я вам рассказываю, не моя правда, а высшая. Другой нет.

 

———————————————————————————-